Кому валить из страны?

0
6 мая 2013
3625 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

В нервических подергиваниях, ритуальных танцах российской власти все больше видна ее озабоченность идеологией.

Власть ищет национальную идею. Речь, конечно, идет не о той власти, чья мелочная корысть направлена на воровство каких-то там миллиардиков, а о тех «бескорыстных» представителях истеблишмента, меркантильные устремления которых связаны уже не с деньгами, а со страной в целом. Поскольку судьба страны и их личная судьба уже неразделимы: либо царь Раши, либо у параши.

Идеология — самый эффективный рычаг управления огромной, неблагополучной страной. Власть это понимает и ищет национальную идею.

На повод для гордости страной выделяются суммы шокирующие, журнал Форбс.

В поисках национальной идеи упорная власть набивает шишки: пробует, ошибается, пробует снова, снова ошибается и опять пробует: футбол, Евровидение, зимняя олимпиада в Сочи, Великая победа, которую власть почему-то пометила своей торговой маркой...

Но все не то, все мимо: с футболом не дотягиваем даже до пятых, Евровидение... ну, это вообще без комментариев, зимняя Олимпиада в летнем городе могла всерьез впечатлить, но есть вероятность, что к моменту ее старта украдут город Сочи.

Великая победа, в глазах молодых, увы, тоже — просто выходной с салютом над головой и пивом в руках.

Немного остыв к материальным земным проектам, власть устремила свой похотливый взор на девственную зону — на пространство духовно-нравственного.

Власть решительно и всерьез взялась окучивать духовность. (В частности, приватизировать просроченное православие.)

Духовность затрепетала и даже, испугавшись, едва не смылась из страны окончательно, куда-нибудь в Таиланд. Но от наших не уйдешь!

В погоню за струхнувшей духовностью отправлены лучшие силы страны: нравственные отряды, благочестивые бригады, духовный ОМОН

В рамках духовно-спасательной кампании город Петербург объявляется территорией борьбы светлых и темных начал, где светлые силы, под предводительством пророка Милонова, пытаются выкорчевывать вселенское зло — Мадонну, Леди Гагу, и особенно, — посланника дьявола на земле — упоротого лиса.

Комитет духовной безопасности один за одним разоблачает антинравственные заговоры гомосексуалистов, матершиников, художников — растлителей, писателей-садомитов...

Становясь девизом нового крестового похода (против оппозиции в основном), слово духовность в купе со словом православие поднимается на государственный щит, превращаясь в волшебное слово-пароль.

Да такой пароль, что «Сим-сим откройся» нервно курит в стороне!

Его всепроникающая сила открывает двери к таким сокровищам, какие романтику Али бабе в его сказочных арабских снах и не снилась: произнеси это слово у пещеры с бюджетными миллиардами — дверца тут же откроется, миллиарды твои.

И без того плохо понятный, смысл этого затертого слова окончательно выхолащивается и оно превращается в лозунг. В обыкновенный номенклатурный лозунг.

Как в советские времена коммунизм, духовность признается целью и смыслом... максимой.

Наша цель — духовность. Духовность — в каждую духовку. Духовностью задушим порочный душок!

Как интернационализм в СССР или идея высшей расы в гитлеровской Германии, это модное словечко объявляется главным идеологическим кирпичом российской государственности. Национал-духовнизм — великой русской идеей.

Но, увы, и здесь не все так гладко.

Странно, но такая, казалось бы, беспроигрышная штука как духовность, православие вызвала настоящую бурю и противодействие в думающих массах: ну никак не хочет этот циничный народишка поверить в то, что жирные, трахающие мальчиков, сбивающие на гелендвагенах людей посредники между человеком и богом — это камертоны духовности. Никак не верят растленные людишки , что кричащие с экрана о морали и долге воры и педофилы — это флагманы нравственности

Но, безусловно, при всех издержках и нескладице, желание власти отыскать национальную идею похвально.

В конце концов, все эти выделенные на ее поиск тонны денежной массы она могла бы разворовать, потратит на золотые замки, увести из страны (а так разворовывается только процентов 50, не больше).

Но дело в том, что пока власть духовно потеет и нравственно суетится, эта самая национальная идея в России уже найдена. Она давно и естественно проросла снизу и стала всеобщим негласным принципом существования.

Идея эта проста: аэропорт Или валить из Рашки.

В идеале — насовсем, ну а если не тянешь по бабкам, то хотя бы почаще.

Хотя бы раз в полгода... Лучше конечно — каждые выходные.

Идея это не только найдена, она уже давно и успешно практикуется: людей, способных заработать больше чем на еду, в России можно встретить все реже и реже. Россия для них давно просто офис, затянувшаяся рабочая командировка.

А духовная родина — где-то там, на востоке или на западе, на севере или на юге главное — за пределами РФ.

Не греет их ни зимняя олимпиада в летнем городе, ни милоновская нравственность, ни откатно-распильная духовность...

Не прививаются ему спущенные сверху дорогие идеи.

Больше того, хочет этот безбожник в белом воротничке уехать от всей этой оголтелой духовности куда подальше, туда где все не так нравственно, но зато чисто и комфортно, не так духовно, зато спокойно и хорошо.

Очевидно, что искусственно состряпанные властью проекты национальных идей и те органичные принципы существования, что исповедуются внизу — кардинально не совпадают: то чем угощает власть, народ хавать уже не хочет.

Представления о прекрасном у власти и народа разошлись, вступили в противоречие.

И видимо в этой ситуации национальная идея «Валить» — идея единственно приемлемая.

Валить! Вопрос только кому: нам или им?

Но очевидно, что третьего не дано.

Ширина

В нервических подергиваниях, ритуальных танцах российской власти всё больше видна её озабоченность идеологией. Идеология — самый эффективный рычаг управления огромной, неблагополучной страной. Власть это понимает и ищет национальную идею. На повод для гордости страной выделяются суммы, шокирующие журнал Форбс.

В подкасте:

— Что предпринимает упорная власть в поисках национальной идеи?
— Зачем власть решительно и всерьез взялась окучивать духовность?
— Почему такая, казалось бы, беспроигрышная штука как духовность, православие вызвала настоящую бурю в думающих массах?
— В нашей ситуации национальная идея «Валить» — единственно приемлемая?

Выпуски

Комментарии